de_lanacaprina (de_lanacaprina) wrote,
de_lanacaprina
de_lanacaprina

Category:

Неприличная песенка

Помнится, эту историю я уже рассказывала. Или нет?
Словом, дело было в школьные годы.

В восьмом классе мы особенно сдружились с Евой и Антоном.
Класса до пятого Ева была Женькой, но потом в течение двух лет с упорством капели, долбящей камень, настояла именно на таком уменьшительном от Евгении.
Ева была завзятым краснобаем – заразительным и невероятно артистичным. Когда она начинала пересказывать книгу, фильм или даже самый незатейливый случай («Выхожу я вчера вечером в магазин за кефиром, гляжу – на дереве кошка сидит…»), сразу собирался кружок слушателей.
Антон, напротив, был сдержан, молчалив и ироничен, при этом писал лучшие в классе и одни из лучших в школе сочинения, много читал, участвовал в разных олимпиадах, хорошо рисовал и уравновешивал эти интеллектуальные занятия плаваньем и какой-то борьбой. В драчливую секцию его спровадил суровый папа, опасаясь, что сын вырастет книжным тихоней-отличником и будет огребать от задиристых двоечников.
Втроем мы были горазды на всякие выдумки.
Однажды Ева, пересказывая какой-то фильм (опять же если ветреная память мне не изменяет, это была «Анна Ярославна, королева Франции»), сожалела, что не запомнила из него удалую песенку, которая начиналась словами «Король (такой-то) уехал на войну». Еще ей запомнилось, что каждый куплет песенки заканчивался перечислением придворных и прислуги короля, а весь перечень завершал «конюх Пьер».
Ева тёрла лоб, припоминая слова, вздыхала:
— Ну, король уехал на войну…Королева осталась его ждать…вернулся с войны, его приветствуют придворные …ну и конюх Пьер… М-да…
Уж не знаю почему, но эти смутные обрывки меня очень заинтриговали. Пока физик читал проповедь про агрегатные состояния вещества, я попыталась представить, что же там могло происходить с упомянутыми персонажами:

Король Бурбон уехал
Со свитой на войну
И во дворце оставил
Красавицу-жену.
Бедняжка заскучала
И начала худеть,
Но славной королеве
Не дали умереть
Маркиз Жюстен
И граф Люсьен,
Виконт Жанлис
И герцог Гиз,
Епископ, мэр
И конюх Пьер.

Подвинула бумажку Антону. Он прочитал, хмыкнул и указал на то, что я везде потеряла дворянскую приставку «де», за исключением, конечно, пресловутого конюха Пьера, которому таковая не полагалась. Я попыталась исправить имена, но не очень-то получалось, сбивался ритм, и я оставила, как есть. Показала Еве: не похожа ли песенка на ту, что ей так пришлась по душе?
Ева забрала листок, а через некоторое время вернула, приписав следующий куплет:

Рога трубят атаку,
Король ведет войска,
Желанная победа
Совсем уже близка.
И с королевой делят
Все радости двора
С рассвета до заката,
С заката до утра
Маркиз Жюстен,
И граф Люсьен,
Виконт Жанлис
И герцог Гиз,
Епископ, мэр
И конюх Пьер.

Каким манером мы досочинили третий куплет, я уже позабыла, но, помнится, и Антон руку приложил, что-то исправлял, хотя всю интригу вела Ева.
А куплет получился такой:

Выходит королева
Навстречу королю,
И шепчет ему нежно:
«Mon cher, я вас люблю.
С победой поздравляя,
Осмелюсь вас просить
За преданную службу
Придворных наградить!»
И высочайшей властью
Был оглашен указ,
К наградам с повышеньем
Представлены тотчас:
Маркиз Жюстен,
И граф Люсьен,
Виконт Жанлис,
И герцог Гиз,
Епископ, мэр
И конюх Пьер!

Переписав набело песенку, я передала и черновик, и финальный вариант Еве, а к тому времени наступил урок биологии, и зоркая и быстрая на расправу биологичка отобрала листки. Она сразу их не стала смотреть, засунула в учебник и продолжила излагать тему.
Наша биологичка была дама язвительная, а к тому же отъявленная моралистка. И как всякая моралистка, она видела «аморальное поведение» (её частое выражение) там, где его не было и в помине, зато позволяла себе и читать чужие записки, и отпускать колкости в адрес учеников.
Если бы был только факт передачи записки на уроке, то можно было бы просто подойти, извиниться и на том инцидент исчерпать.
Но биологичка нашу песенку прочла. И была шокирована.
Нам с Евой было велено остаться после уроков. Порывался остаться и Антон, вообще предлагая взять всё на себя, поскольку ему за это «ничего не будет», и его грозный папа на самом деле не такой грозный, а все дело уладит. Однако почерк-то фигурировал наш с Евой, сочиняли мы все вместе, так что этот благородный жест пропал втуне: не стали бы мы сваливать ответственность за общую шалость на кого-то одного.
Но, надо сказать, что мы такой уж большой вины за собой не чувствовали, т.к. ничего непристойного в своей песенке не видели, а всего лишь улыбчивую мягкую сатиру на давно прошедшие времена и нравы. В тексте не было ни одного нехорошего слова, и вообще мы таких слов не говорили (вслух), а вели себя примерно…ну, или почти примерно.
В общем, к разгневанной биологичке пошли мы с Евой вдвоем.
Она, выложив перед нами листок на стол, отчеканила, приподнимая выщипанные в ниточку брови и делая круглые глаза:
— Что это такое?! Кто это писал?
Мы признались, что мы писали. Это, мол, песня из фильма. А мы её восстановили по памяти.
— Это гадость! — заявила биологичка. — Вы понимаете, что это гадость и гнусность?
— Это просто песенка…ну, как в фильме «Д’Артаньян и три мушкетёра» есть песни… А это из другого фильма, — пытались объяснить мы.
— Зачем вы собираете всякую грязь? — вопрошала биологичка.
— Но что здесь …такого? — вежливо спросила я. — Что здесь грязного?
Биологичка побагровела и ткнула пальцем в текст:
— Вот это что? « Делят все радости двора с рассвета до заката, с заката до утра»!
— Ну, здесь имеется в виду королевский двор, — стала объяснять Ева. — Королевский двор развлекался: охота, балы, маскарады…
— И все эти развлечения продолжались и днем, и ночью, — вставила я и сочла нужным прибавить: — Опустошая государственную казну.
— Что приводило к недовольству народных масс, — таким же корректным тоном поддержала меня Ева.
— И в результате — к революции, — потупив долу очи, завершила я.
— Так, хватит! — прервала нас биологичка. И тут уж я не знаю, что взбрело ей в голову и к чему она планировала подвести нашу беседу, но она спросила: — И к чему тут эти маркизы, графы, епископ, да еще и конюх?
— Они служат королю и королеве, — ответила Ева.
— Это представители всех сословий: дворянство, духовенство и простой народ, — сказала я. — Это структура феодального общества.
Биологичка смотрела на непробиваемых девиц, как на телят о двух головах. Ни на наших лицах, ни в нашем голосе не было и намека на издевку: сплошная почтительность и сдержанное раскаянье — все же на уроке нарушили дисциплину. И в то же время в воздухе витали разряды явной насмешки, но, может быть, это и была именно она — горькая насмешка простого народа над поведением власть имущих, которые прессуют население налогами, а сами круглосуточно погрязают в роскоши и развлечениях?
Чувствовалось, как скрипнули мозги высокоморальной педагогессы, и она с надменным видом заявила, что на первый раз не даст делу никакого хода, зная нас как хороших учениц, но если ещё раз…
Мы согласно закивали: да, конечно, извините, что на уроке передавали записки, больше не будем. И получили отпущение грехов:
— Можете идти.
Мы направились к двери. Вдруг Ева приостановилась:
— Извините… А можно бы заберём?..
— Идите, идите! — властным жестом отослала нас прочь биологичка.
Мы вышли. Дверь класса закрылась неплотно, и я, оглянувшись, увидела в щель, как поборница высокой морали, одновременно наморщив лоб и улыбаясь, перечитывает нашу писанину.

Tags: всегда любили вы чудить_ синьора., да здравствует творительный падеж, когда воротимся мы в портленд, сюжеты вокруг сюжетов
Subscribe

  • ***

    Нашла блокнот десятилетней давности. Немного выписок: В. кому-то диктует по телефону: — Не «Христиан» а «Кристиан». Исправь! Ей в ответ —…

  • ***

    Из студенческой переписки по вайберу: «Мне надо поговорить с нашим преподом, но я не знаю, как его зовут». «Подойди к нему и скажи "Извините"» «А…

  • Мысли глобально

    Светина тётя Катя имела претензии к своей кухонной плите, вернее, к тем, кто её изготавливал и/или устанавливал: как ни пристраивай сковородку на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 20 comments

  • ***

    Нашла блокнот десятилетней давности. Немного выписок: В. кому-то диктует по телефону: — Не «Христиан» а «Кристиан». Исправь! Ей в ответ —…

  • ***

    Из студенческой переписки по вайберу: «Мне надо поговорить с нашим преподом, но я не знаю, как его зовут». «Подойди к нему и скажи "Извините"» «А…

  • Мысли глобально

    Светина тётя Катя имела претензии к своей кухонной плите, вернее, к тем, кто её изготавливал и/или устанавливал: как ни пристраивай сковородку на…