June 19th, 2013

дерево

Рыба, моя рыба

Светин муж Славик наловил щук. А нам со Светой выпал жребий их чистить, приводить в порядок и фасовать порциями на всю компанию.
Конечно, я знала, на что иду, и оделась по-рабочему: поношенные обрезанные до колен джинсы, майка-алкоголичка, видавшие виды шлепанцы.
После того, как мы два часа провозились на Светиной кухне, я отлепила чешую, черт знает как умудрившуюся проникнуть сквозь фартук и приклеиться к майке и штанам на манер пайеток, забрала свою долю рыбы и отправилась домой – дворами тут три минуты ходу.
Миновала Светин дом, свернула в небольшую аллейку между домами, вдруг чувствую – камешек в шлепанец попал.
Collapse )
книга

***

- Только числительное «одиннадцать» пишется с двумя «н». А «двенадцать», «тринадцать»– с одним!
- Я понимаю, я все понимаю…Но вторая «н» туда так просится! Так просится!

***
На остановке.
- Такой сейчас хлеб стал, прямо не знаю! Купишь, хранишь правильно, а на следующий день он покрывается позолотой! – так говорила некая дама в кремовом платье своей собеседнице.
- Я извиняюсь, - всполошился стоявший рядом мужчина в светлой паре. – А где вы такой хлеб покупаете?
- Как – где? – полуобернулась с нему кремовая дама. – Да где угодно! В любом магазине!
- И он это…покрывается позолотой?
- Чем?!
- Ну позолотой.
- Какой позолотой, вы что?
- Ну вы же сами сказали: куплю хлеб, а на следующий день он покрывается позолотой.
- Я сказала «позолотой»?!
- Вы сказали «позолотой».
- Да что вы несете, мужчина? «Плесенью» я сказала, «плесенью»! Позолотой, ага!
И потащила прочь свою подружку, судя по всему, пропустившую весть разговор мимо ушей и занятую поисками чего-то в своей сумочке.
Мужчина проводил их растерянным взглядом.
А я тоже явственно слышала ювелирное и фантастическое «позолотой», а не унылое и соответствующее реальности – «плесенью».